Этнонимы населения средней России и проблемы славянского этногенеза



О проблеме расселения славянского населения на севере Европы говорилось в нашей работе «Архаичная славянская этно- и гидронимия и проблема славянизации Русского Севера». В частности на территории Русского Севера был выявлен древнеславянский гидронимический слой, относимый к эпохе тшинецко-комаровской культуры (16-8 вв. д.н.э.). Обозначена связь его с славянскими культурами на территории Украины. Но находящаяся между ними территория средней полосы остается малоизученной.

Предполагается, что до расселения славян эта территория была заселена балтийскими или фино-угорскими народами. Возможно, сюда проникали ираноязычные скифы и сарматы. Затем в начале нашей эры пришли  тюрки и славяне. Но о времени расселения финно-угров на Севере имеются различные мнения. Если речь идет о конкретном финском или угорском этносе, то его расселение на современной территории датируется 5 веком (ливы), 10 веком (финны), 15 веком (ненцы). Если же говорится об отвлеченном финно-угорском этносе, то его расселение относят к  3-2 тысячелетиям до н.э.  Хотя расселение угорских народов к западу от Урала этнографы 19 века относили ко времени после 5 в.н.э.

Славянское расселение большинство историков сдвигают к 5-9 векам.  Противоречивость данных, казалось бы, не дает возможности определить наличие или отсутствие славянского (русского) населения в эпоху предшествующую Киевской Руси.

Говоря о славянских народах (союзах племен) Б. А. Рыбаков относит их формирование к двум эпохам:  названия народов типа «радимичи» он связывает с позднейшей колонизацией  6-7 веков, а названия типа «поляне» с тшинецко-комаровской культурой.

«Б. В. Горнунг ещё более определенно говорит об обособлении праславян в середине II тысячелетия до н. э. и прямо связывает праславян с тшинецкой и комаровской (более развитой вариант тшинецкой) культурами.

Обширная область тшинецкой культуры в её окончательном виде снова возродила представление о славянском массиве от Днепра до Одера в полном согласии с новейшими лингвистическими данными о времени выделения славян…

Таким образом, мы можем признать область тшинецко-комаровской культуры первичным местом объединения и формирования, впервые отпочковавшихся праславян, оставшихся на этом пространстве после того, как затихло грандиозное расселение индоевропейцев - «шнуровиков». Эта область может быть обозначена несколько туманным словом «прародина»…

Рассмотрим длительность исторической жизни каждой из культур, отраженных тремя картами: Тшинецко-комаровская - около 400 лет, Пшеворско-зарубинецкая - около 400 лет, Культура Прага-Корчак - около 200 лет. В итоге мы получаем около тысячи лет, когда ареал некоей  этнической общности, отраженный на этих картах, был исторической реальностью. С этим мы поневоле должны считаться и сообразовывать с этой реальностью наши разыскания в области славянского этногенеза». (Рыбаков Б. А.  Язычество Древних Славян. М. Наука. 1981).

«Создание однородной археологической (тшинецко-комаровской) культуры было результатом и материальным выражением процесса консолидации. Славянство того времени не было абсолютно монолитным — единая археологическая культура подразделялась на 10-15 локальных вариантов, которые могли соответствовать древним племенам или союзам племен, а возможно, и первичным диалектам праславянского языка (?).

Выбранная нами начальная точка отсчета славянского исторического процесса - середина II тысячелетия до н.э. - застает праславянский мир на уровне первобытнообщинного строя, но с достаточно богатым историческим прошлым: предки славян уже с V–III тысячелетий до н.э. знали земледелие, пережили в эпоху энеолита временный подъем, связанный с усилением пастушеского скотоводства, приняли участие в заселении огромных пространств и ко времени кристаллизации праславянского этноса они уже достигли определенного уровня культуры: их хозяйство основывалось на оседлом скотоводстве и земледелии с охотой и рыболовством в качестве дополнений; они жили оседло в небольших деревнях. Основные орудия труда делались еще из камня, но применялась и бронза (долота, шилья, украшения). Выделение дружинной прослойки внутри племени не документировано». (Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. М. Наука.1982).

C. В. Соколовский, говоря о топо- и гидронимии как индикаторах этнических ареалов, отмечает необходимость использования категории топонимов-мигрантов, «маркирующих процессы расселения этноса». В качестве существенных признаков массово-колонизационных топонимов С. В. Соколовский называет несвязанность их этимологий с именами и прозвищами лиц, а также ареальность топоформантов, входящих в их состав. Он отмечает, что: «последний  признак наиболее существенен, поскольку свидетельствует о перенесении не изолированного названия, а топонимической системы». (Соколовский С. В. Роль данных ономастики в историко-антропологических исследованиях. Советская этнография. 1985 г. № 5.).

Как отметил В. Георгиев: «Географические названия являются самым важным источником для опреде­ления этногенеза данной области. В отношении устойчи­вости эти названия неодинаковы: наиболее устойчивы названия рек, особенно более значительных».  (Георгиев В. Исследования по сравнительно-историческому языкознанию. М. Изд. иностранной литературы. 1958 г.)

У нас есть источники по Русскому Северу «Степенная книга» и «Жизнеописания Стефания Пермского», сохранившие этнонимы проживавших здесь народов. Так «Степенная книга» в «13 степени» называет: «Сеже имена иноязычным странам и местом живущих около Перми: Двиняне, Устюжане, Вилежане, Вычегжане, Пенежане, Южане, Серьяне, Гангане, Вятчане, Лопь, Корела, Югра, Печера, Вогуличи, Самоядь, Пертасы, Пермь Великая, Гамаль, Чюсовая».

«Жизнеописание Стефания Перм­ского» сообщает: «Имена местом и странам и землям иноязычником, живущих в Перми и кругом около ся Перми: Двиняне, Устюжане, Вилежане, Пинегжане, Югжане, Сырьяне (Сыряне, Серьяне), Гайняне (Гаяне, Гайане), Вятчане, Лопь, Корела, Югра, Вишера, Печера, Вогуличи (Вогулицы, Гогуличи), Самоядь, Пертасы, Пермь Великая, глаголемая Чусовая». (Михайлов М. Описание Усть-Выма. Вологда.1851).

Отметим идентичность двух этих пе­речней, в которых среди иноязычных Стефану Пермскому на­родов названы и устюжане, и двиняне, и жители Печо­ры, и народ «гангане» или «гайняне» в верховьях реки Камы.

Некоторые авторы полагают, что лопь проживала по реке Лопве притоке Косы или в Слободском уезде у деревни Лопари. Реки  с названиями Лопь-ю, Лоп-ва встречаются на северном Урале. Но лопь обозначена соседней с корелой. Корел в 14 веке размещали на  Карельском перешейке и в сопредельной части Финляндии (Выборгская губерния). Рядом с ними, в Заонежье, имелись лопские погосты.  В Перми карелы неизвестны.  Пертасов историки размешают на юге Коми-Пермяцкого округа.

Отметим, что к «иноязычным странам и местом» отнесены не только вогуличи и корела, но и двиняне, устюжане, вилежане, вычегжане, пенежане, южане, вятчане, которые в настоящее время считаются русскими. В ряде списков ганган (гайнян) заменяют галичанами. Возможно, в 14 веке в этих землях существовали отдельные, самостоятельные славянские языки. В. И. Даль писал: «Говор вятчан впер­вые надоумил меня о происхождении болгарского последо­вательного члена, который произведши с греческого; час­тицы от, ат, то, та, те прилагаются на Вятке не безраз­лично, а по родам...». (Даль В.И. Толковый словарь живого великорус­ского языка. Т.I-IV. М. 1978г. с.LVIII). Суздальский язык, как совершенно отдельный, выделяли авторы в 18 веке.  Новгородцев, как отдельный этнос в составе русских, наряду с белорусами, великорусами и малороссами,  выделяли этнографы вплоть до 1862 года.

Из других русских этнонимов на Севере известны:  по реке Ваге  - «важане», по реке Емце - «емчане», по реке Нижней Тойме - «качемяне», по реке Онеге - «онежане», по реке Сысоле - «сысоляне», «вологжане» (население Грязовецкого, Кадниковского и Вологодского уездов), «Галичане» (в Галицких уездах), «заонежане» (в Заонежье), по реке Устье –«устьяне».

В Яренском уезде, по реке Вымь - «вымичи». В Сольвычегодском уезде, по рекам Тоймам - «тоймичи». В Пинежском уезде,  по реке Суре - «сура». По реке Сысоле - «ужговцы».  По реке Ваге - «шенкурцы» (нижнее течение реки Ваги), «кулойцы» (по реки Кулою), «кокшары» по реке Кокшеньге (приток Ваги). Среди кокшаров выделялись «илежане» по реке Илезе. 

Для анализа этнонимов в средней России (Московии) использовались материалы из «служебных книг» записей официальных распоряжений.  В них записывались извлечения из официальных документов, отмечались повод и порядок употребления служилых военных сил государства, ежегодные назначения служилых людей на военную, гражданскую и придворную службу. Разрядных книги вели в 1471-1682 годах. Оригиналы, подлинники  их не сохранились, т.к. погибли в результате стихийных бедствий  или были сожжены при отмене местничества. Но сохранились отдельные части или копии. Несмотря на ограниченный материал, сохранившийся в разрядных книгах, они дают представление об этнонимах на территории Московского царства в период до 18века.

Выделены следущие этнонимы, разделенные на три вида.

Названия типа –ане («поляне») связаны с тшинецко-комаровской культурой (16 в. до н.э.). Бежечене (бежичане), беляне, брянчане, вереитине, вологжане, волочане, галичане (галичене), гороховляне, дорогобужане, елчане, зубцовляне (зубчане), кияне (Киев), клиняне, колужане (колухане), коширене (коширяне), крамчаны (камчаны), кременчане, курмышане, курчане, ладожане, лучане (Луки Великие), лушане (лужане), мецняне, мещане (мещенине, мещовцы), мещереня, можаитине, мышакжане, невляне, орляне, падоленя (Подолия), перемышляне, пловляне, резане, ржевитине, ружане, рыляне, ряшане, свияжане, серпьяне, смольяне (смолняне), соловляне, старичане, тверитине, тетюшане, торопчане, торушане, тулене (туляне), углечане (Новагород), углечане, угреня (Закарпатиье), черняне, шатчаны.


Этнонимы эпохи тшинецко-комаровской культурой (16 в. до н.э.).

Названия народов типа -ичи («радимичи») связаны с культурами эпохи переселения народов 5-7 веков. Болховичи, боровичи, вереичи, вязмичи, козличи, коломничи, костромичи, можаичи, москвичи, псковичи, ржевичи, серпуховичи, тверичи.

Этнонимы эпохи переселения народов 5-7 веков.

Названия народов типа – цы («белевцы») связаны со средневековой культурой феодальной эпохи. Алатарцы (алаторцы, олаторцы), алексинцы (олексинцы), арзамазцы (арземасцы, орзамасцы), белевцы, белозерцы (белеозеры), веневцы, володимерцы, воронажцы (воронежцы), воротынцы, горохавцы, дмитровцы, дорогобужцы, епифанцы, звенигородцы, иванегородцы, казанцы, карачевцы, кашинцы, кузмодемьянцы, лебедянцы, ливенцы, лихвинцы, медынцы, мощинцы (мосальцы), муромцы, нижегородцы, новгородцы (ногородцы, ноугородцы), новосильцы, новоторжцы, одоевцы, ореховцы, переславцы, почепцы, пошехонцы, пусторжевцы, путивльцы (путимцы), радонежцы, резанцы (Переславль), романовцы, рословцы, ростовцы, стародубцы, суздадьцы, уржумцы, чебоксарцы, черниговцы, юрьевцы (на Волге), юрьевцы, ядринцы, ярославцы.

Этнонимы средневековой эпохи

В ряде случаев этнонимы имеют два и более разновременных варианта, имеется также замена одного этнонима на  другой, но относящийся к тому же формантному типу. Вероятно, это связано со сменой диалекта этноса (например «зыряне», «доеичи»).

Изучение типов этнонимов наличие на среднерусской равнине архаичного русского населения относимого к эпохе становления славянских языков и его широкое расселение. В эпоху переселения народов процесс этногенеза шел значительно слабее, что может быть связанно с переселением народов с этой территории. Возможно, с указанным процессом связана замена этнонима «суехане», упомянутого Иорданом, на «тотьмичи».

В позднюю фазу этногенеза произошло широкое распространение русских этнонимов, сравнимое с эпохой становления славянства.  Вероятно тогда же произошло вытеснение и ассимиляция остатков индо-иранских племен с территории русской равнины тюрками и финно-уграми. Исходя из анализа этнонимических типов можно предположить, что «средневековая» этногенеза славян завершилась в 20 веке.

ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА КАК ПРАРОДИНА ИНДОЕВРОПЕЙЦЕВ

ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА КАК ПРАРОДИНА ИНДОЕВРОПЕЙЦЕВ
(краткие тезисы)
Проблема локализации прародины индоевропейских народов стоит перед наукой бо­лее 200 лет. Предполагавшиеся в разное время в качестве прародины: Индия, склоны Гима­лаев, Центральная Азия, азиатские степи, Месопотамия, Ближний или Средний Восток, Ар­мянское нагорье, территории от Западной Франции до Урала, территория от Рейна до Дона, черноморско-каспийские степи, степи от Рейна до Гиндукуша, районы между Средиземно­морьем и Алтаем, Западная Европа - в настоящее время по тем или иным причинам боль­шинством исследователей отвергаются.
Еще в 19 веке Шпигелем была предложена гипотеза восточноевропейской (между 45° с.ш. и 69° с.ш.) прародины индоевропейцы. В середине нашего века мысль о восточноевро­пейской прародине высказал А. Шерер.
В настоящее время данные науки заставляют пересмотреть традиционную историче­скую парадигму, утверждающую, что Восточная Европа во время пика Валдайского (Осташ­ковского) оледенения была практически вся покрыта ледником и заселение ее севера и цен­тра в послеледниковье (12 тысяч лет назад) шло из-за Урала финно-угорскими племенами, а индоев­ропейцы (славяне) появились на севере только на рубеже 1-2 тыс.н.э.
Сегодня данные палеоклиматологии, археологии, палеоантропологии, лингвистики, этнографии свидетельствуют:

  • Территория Восточной Европы в большей своей части не была занята ледником даже в пик Валдайского оледенения (20-18 тысяч лет назад). Именно здесь находилась самая большая в Европе зона смешанных и хвойных лесов, в отличие от покрытой арктической тундрой Западной Европы.

  • Появившееся еще в эпоху палеолита (70-50 тысяч лет назад) население Восточной Европы на данной территории прошло один за другим все этапы исторического развития.

  • К 10-9 тыс. до н.э. здесь сложилась праиндоевропейская, а затем и индоевропейская
    языковая общность, которая распалась на диалектные зоны не ранее 4-3 тыс. до н.э.

  • Север Восточной Европы не был издревле заселен финно-уграми, а является местом формирования и прародиной индоиранской (арийской) ветви индоевропейцев.

  • Локализация прародины индоевропейцев и индоиранцев (арьев) на Севере Восточной Европы подтверждается также северорусской топо- и гидронимией, в которой огромное количество географических названий надежно дешифруется на основе терминов  санскрита.

Жарникова Светлана Васильевна  2000 г.

Узоры ведут по древним тропам

Узоры ведут по древним тропам

Нет, у нас не тысячелетняя история, как принято сейчас писать и говорить, а многотысячелетняя. И всего об одной тысяче лет можно говорить только применительно к при­нятию христианства. Ведь до появления Киевской Руси на­ши предки не в пещерах же жили и не в шкуры одевались. И не вдруг же в европейском мире вошло в обиход слово «Гардарйка» («Страна городов»)  - которое было названи­ем Руси. На наших землях были эти города, и не с неба они к нам свалились, а складывались и развивались в течение многих веков, так как город - это не только скопище домов, а и уклад жизни, сложившиеся производственные отношения, централизация торгово-экономических связей и самого производства разных товаров, а также место сосре­доточения социальных структур, складывавшихся на протя­жении длительного периода исторического развития народа. Князь Олег новгородский, захватив в 885 г. власть в Киеве и объединив вокруг этого центра Русь, ходил войной на Царьград, столицу Византии, и поставил эту империю на колени, а в начале X в. князь Игорь (сын Рюрика) послал на хазар, старавшихся подавить Русь, 500 кораблей, имев­ших на борту по 100 человек. И они с боями дошли до юга Каспийского моря. Этой Руси боялись другие народы, с ней считались, ей платили дань. Такая сила и единство склады­вались задолго до христианства, а значит, и история наша намного древнее.
Городища - зародыши городов древних славян были из­вестны и в восточных странах: о том, что их давно знали арабы и персы, упоминается в трудах Лбу Рейхана Бируни (X в.) и Ибн Фадлана (IX-X в.). Последний описывает приход на Итиль (на Волгу) торговцев-русов и говорит об их кораблях, оружии, цепях-украшениях из драгоценных металлов, жемчужных и бисерных ожерельях, а также о больших деревянных домах, которые они по приезде сразу строят на берегу и живут в них по 10-20 человек с же­нами и невольницами; он пишет и о том, что русы знали деньги, и в это время уже продавали, а не только меняли свои товары; описывает он и их идолов, и обряд сжигания покойников, при котором жену убивают (или она убивает себя) и сжигают вместе с телом мужа (обратим здесь вни­мание на то, что в древнеиндийской литературе описан аналогичный обряд, который в Индии дожил до XIX- XX вв.); говорится, что «короли русские обыкновенно дер­жат при себе, в своем замке или городке, 400 храбрейших воинов (дружину)... Сии 400 сидят внизу на большом диване Королевском, украшенном драгоценными каменьями... у не­го (Короля или Князя) есть Наместник, который пред­водительствует войском...».
Так вот, в этих городах русов с большими деревянными домами развивались, повторяем, художественные ремесла, уходящие своими истоками в незапамятные времена.
Постепенно, в ходе веков, менялась, совершенствуясь, технология, но темы изображений, рисунки и знаки, нано­симые на предметы ремесла, охранялись традицией. Их не меняли, потому что все они несли смысловую нагрузку, имели определенное значение, часто магическое, заклина-тельное, и были отражением понятий о жизни и смерти, о приобретении потомства, о сохранении имущества, размно­жении скота, вызревании урожая. Было страшно их менять, так как магия играла ведущую роль в верованиях язычни­ков, и эти рисунки и знаки должны были свято охраняться, они дожили в народном искусстве до наших дней.
Сюжетный язык, язык символов, в этом искусстве вызвал к себе повышенный интерес в последнее время, и появился целый ряд работ на эту тему, но главное внимание в них уделяется выявлению и объяснению изображений женского и мужского божества, находимых в русских вышивках, - это явный пережиток язычества. Интересно, то что такое женское божество (а возможно, это и молящаяся женщина) почти в точности повторяется и в русских вышивках, и на индийских тканях и ритуальных предметах, что не является простой случайностью (Гусева Н. Р. Глубокие корни. Сб. «Дорогами тысячелетий». М. 1991). В русских и других славянских вышивках издревле существует и много геометрических  мотивов, которые наряду с другими темами тоже уводят нас в глубокую древность, а значит, по ним можно проследить некоторые линии истории. В частности подтвердить древность славянства, выявив общность этих мотивов в орнаментах народных изделий славян и индийцев, а такая общность или близость никак не могла возникнуть в результате поздних заимствований, потому что слишком слабы, а точнее - почти невозможны были тесные контакты  между этими отдаленными территориями. И только тогда во II тыс. до н. э., когда совершалось великое переселение арьев с земель Юго-Восточной Европы в Индию, они могли перенести на новые места своего расселения все элементы своей культуры, и в том числе выработонные в потоке развития, общем со славянами или крайне им близкие.
Б. А. Рыбаков в своих исследованиях о язычестве славян подчеркивает мысль о бесконечных глубинах народной памяти, консервирующей и проносящей через  века в образах вышивки, резьбы по дереву, игрушки древнейшие схемы мировосприятия, корни которых уходят в глубину тысячелетий. Да, узоры орнамента - это не надуманные завитущки, не просто украшение, это запечатленный рассказ о далеком прошлом, и только так следует их воспринимать.
Очень интересны узоры, которые связаны религиозно-ритуальной жизнью людей. Их наносили и на сосуды,  и на одежду, причем на те ее части, которым придавали магическое значение и которые прилегали к жизненно важным к частям тела. Так, женские рубахи, например, украшали по подолу, оплечьям, рукавам, мужские -  по подолу, низу рукавов, вороту и груди; вышивали женские передники и головные уборы. Целью было магическое воздействие на неведомые человеку, окружающие его силы –привлечение добрых сил и ограждение от злых. Большое значение придавали (как, кстати, придают и сейчас) полотенцам, то есть предметам, которые широко использовались в ритуальных целях - на них подносили хлеб-соль, украшали ими красный угол, повязывали на свадьбах дружкам через плечо, накрывали ими ритуальные блюда и, наконец, несли на них гроб на кладбище и опускали его в могилу.
Остановимся для примера на народном искусстве русского Севера и попытаемся выявить параллели между местными узорами вышивки, ткачества, плетеных кружев и узорами, встречающимися в более южных наших землях, а затем и на древнем пути арьев в Индию, то есть на протяжении обширных Евразийских степей и, наконец в самой Индии, Найдем ли?
Да найдем. Внимательно вглядываясь в живущие доныне древние традиционные узоры, мы увидим, что они встречались еще в ту эпоху, когда люди охотились на мамонтов и наносили рисунки на бивни добытых на охоте животных. Например, так называемый меандр, напоминающий прямоугольно загнутый крючок, оказывается, изначально был нанесен самой природой на поверхностный слой дентина – вещества бивня. Усмотрев его, охотники приполярных районов (где в древнейшие эпохи водилось множество мамонтов) стали сами покрывать бивни таким узором, веря, что это будет магически приманивать к ним мамонтов. А с бивней мотив меандра перешел на другие вещи, и на русском Севере он встречается не только в археологических раскопках древнейших стоянок, но и на вышивках рубах или полотенец всех последующих веков. В глубокой древности, видимо по мере продвижения предков индоевропейских народов в более южные  области и широкого их расселения в разные земли - в том числе в страны Европы (особенно широко он выявляется в греко-римской культуре) и в наши области Северного Кавказа, Средней Азии и дальше по дорогам к Индии. Начиная с каменного века этот рисунок, стал
известен в Западном Приуралье, на Украине, а затем в Првкаспии и далее на восток.

Из этого мотива сложилась и свастика. Это слово санскритское и  на этом языке состоит из двух частей: «су» - «совершенный, счастливый» и в «асти» - «он есть», а а вместе, когда «у» заменяется, по правилам грамматики, перед глас­ным на «в», получается «свасти», плюс окончание «ка» - «свасти­ка», что объясняется как «дару­ющий все хорошее, приносящий счастье».
Знаком свастики, начиная с глу­бокой древности, у предков славян и арьев стал обозначаться свет, со­лнце как источник жизненного счастья, да и самой жизни.
Этот знак прослеживается от Архангельска до Бенареса. В Ин­дии он распространен очень широ­ко - украшает храмы, дома, одеж­ду, и обязательно многие предметы, связанные со свадеб­ным обрядом. Там до сих пор все возмущаются наглым использова­нием свастики немецкими фашис­тами, которые во что бы то ни стало старались уподо­бить себя арьям («арийцам»), приписывая этим древним племенам скотоводов черты дьяволов-завоевателей и спеку­лируя на небольшом числе сходных слов в немецком и сан­скрите. Напомним -  сходстве гораздо меньшем, чем у сла­вян. Такие слова вырабатывались в процессе исторических контактов между всеми племенами предков индоевропейцев, чья общность, в которую входили и арьи, складывалась в X-V тыс. до н. э. на землях Восточной Европы, но предки германцев и других европейских народов относились к за­падной группе, а арьев и славян - к восточной.
Свастику можно видеть на вышивках и резьбе русского Севера, а затем и далее к югу, западу (например, в народном искусстве латышей) и к востоку.
Есть и другие элементы узоров, которые прослеживаются последовательно во времени с севера нашей страны к Черно­му морю, а затем далее, по путям перекочевок арьев на новые земли. И тот факт, что они бережно сохранялись в народном искусстве славян, говорит о важном значении, которое придавали им предки славянских племен, как и арьев, в далекие эпохи. Нельзя не подумать о том, что при наличии всех этих знаков, вошедших и в магические узоры, люди, вероятно, пользовались ими как письменами, как сигналами взаимной информации. Поэтому при всей малоизученности  знаков, зарубок, знаменитых, но еще не прочитанных и загадочных славянских «черт и резов», все же не следует отказываться от мысли, что это были или зародыши древнеславянской письменности, или уже издав­на известные и понятные людям письмена, изучать которые предстоит многим ученым и прежде всего археологам и язы­коведам. Ведь смогли же расшифровать древнейшие нотные записи «крюками», и поют сейчас хоры по этим нотам-крюкам, воскрешая средневековые, а вероятно, и гораздо более ранние, молитвенные напевы славян. Нашли и неиз­вестно как объяснимые значки на иконе, непохожие на азбуку, выработанную для славян Кириллом и Мефодием. Открытие наиболее древнего славянского письма - это, видимо, вопрос уже завтрашнего дня.

«Слово». 10.1992.

К вопросу о пути ариев в Индию



К вопросу о пути ариев в Индию

Источники античного и средневекового периода описывают в районе среднего Ганга государство Яудхея (Yaudheya). С учетом диалектных форм оно должно звучать как Иудея. Предполагается, что это государство существовала  с 500 г. до н.э. до 1200 г. н.э.  Расцвет этого государства пришелся на 200 г.д.н.э. – 400 г.н.э.    В это время Иудея охватила юго-восточной Пенджаб, Харьяну, северный Раджастхан.  Правители носили индийские имена. Затем ее имя перешло к области Ауд.

Теоретически существование иудейского государства в Индии представляется обоснованным.  Земли, на которых проживали иудеи с 6 в.д.н.э. входили в состав Персидской монархии, которая граничила с Индией. Затем они последовательно подчинялись македонцам, Селевкидам, парфянам, державы которых граничили с Индией. Ничто не мешало какой-либо группе иудеев попасть в Индию и основать местную династию. Если существовали индо-скифские, греко-индийские царства, то могло существовать и  индо-иудейское царство. 

Полагают, что индо-греческое царство и Яудхия сосуществовали. К северо-западу от Матхуры в районе Харьяны были найдены многочисленные индо-греческие монеты вместе с монетами Яудхья 2-1 в.д.н.э. После этого периода началась чеканка монет в индо-греческом стиле.  Около 150 г.н.э.   Яудейя  подчинилась кушанам. Затем Яудхея вошла в состав империи Гуптов.  В Аллахабадской надписи Самудрагупты она упомянута среди  пограничных государств: Саматата, Давака, Камарупа, Непала и Картипура, Малава, Аржуньяна, Яудхея, Мадрака, Абхира, Праржуна, Санакаика, Кака, Харапарика.

В юго-восточном Пенджабе и Раджастане имеется этнос Иохиии (Johiyas).

Область влияния Яудхеи, выявляется главным образом ареала ее монет. Он включает  западе - Сатледж, Дипалпур, Сатгарху, Аджундхан, Кахрор, Мултан, на востоке - Бхатнер, Абохар, Сирса, Ханси, Панипат, Сонипат, на севере - Кангра.  Харьяна и Панджаб также были включены в ее территорию. Монеты носят исключительно индийскую символику, основной знак – свастика, звезды Давида или меноры на монетах – нет.

      Несмотря на долгую историю, связь Яудхеи с Иудей никакого восторга у гебраистов и индологов не вызывает. Дело в том, что Яудхея рассматривается как чисто арийское государство. Ее название содержит санскритский корень «yudh», означающий бой и переводится как «непобедимый». Около 150 г.н.э.   Яудейя названа страной кшатриев. Покровителем ее считался бог войны Карттикея (Сканда «Махасена»). Это опровергает утверждение о формировании иудейского этноса на основе религии. Наличие иудеев в древней Индии, не в виде вайшьев-купцов, а в виде кшатриев-войнов, вероятно северного происхождения, ставит вопрос о том, насколько верен принятый за основу индологами среднеазиатский путь ариев в Индию.

     Яудхея упомянута в   Махабхарате, Махамайуре, Брихацумхите, Пуранах в период предшествующий приходу ариев в Индию как страна, находящаяся в  районе междуречья Синда и Ганги.

Государство Яудхея участвовало в битве на  Курукшетре.  У главы пандавов Юдхиштхиры имелся сын Яудхья, но его принадлежность к народу яудхеев неизвестна. Предполагают, что яудхеи могли быть связаны с ядавами-сатьякам или с Яяти. Страна Яяти  размещалась на границе владений Сканды, у больших озер на Севере.

Вероятно, первичный регион яудхеев был в районе под покровительством Сканды. Пураны (Брахманда, Вайю, Брахма, Харивамша) называли яудхеев  родом Усинары и Нригу.  Панини относил яудхеев к области Айодхья (Ayudhajivin). Айодхья считается местом рождения бога Рамы и столицей царства Кошала. Гаруда-пурана говорит: «Священная земля Кшетра является местом, где может быть достигнута мокша» и указывает семь городов, где дается мокша, среди которых святейшим является Варанаси: «Ими являются Айодхья, Матхура, Майя, Каши (Варанаси), Канчи, Авантика и город Дваравати». Современная Айодхья в Ауде ранее назвалась Сакета и затем была переименована.

Но если Иудея отмечена как арийская область между Синдом (Доном) и Гангой (Волгой), а ранее на Севере, то возможно часть ее жителей ушла вместе с волной ариев в Индию, и по пути осела на Ближнем Востоке. А другая часть как жила в Кеми и под Воронежем, так и осталась там до нашего времени.

2014 г.

Архаичный средиземноморский гидронимический тип на Севере и финно-угорская теория

О времени расселения финно-угров на Севере имеются различные мнения. Если речь идет о конкретном финском или угорском этносе, то его расселение на современной территории датируется 5 веком (ливы), 10 веком (финны), 15 веком (ненцы). Если же говорится об отвлеченном финно-угорском этносе, то его расселение относят там же к  3-2 тысячелетиям до н.э. Причем сторонники этой датировки, по своему этническому происхождению в большинстве своем, к финнам или уграм не относятся.

Нами ранее неоднократно указывалось, что в настоящее время многие гидронимы Русского Севера не имеют надежной этимологии на финских или угорских языках. Так название реки Вологда образуют от предположительно существовавшего финского термина «валгада» - «белая», но в финских названиях должен быть географический термин, к которому относится определение. Название реки Онега объясняют из финского  «енойоги» - «стремительный поток». Но как объяснить этим название озера Онего, от которого как полагают, получила свое имя река. Пинега, правый приток Северной Двины, длиной в 800 километров. С 19 века название объясняет­ся из финского «пиенега» - «малая река». Такие примеры можно было бы значительно расширить.

Использование финно-угорской  концепции историками и этнографами приводит к курьезам, когда они пытаются найти финно-угорские трактовки названий для рек, имеющих самостоятельные наименования в финно-угорских языках (напр. Вычегда – Ежва).

Один исследователь нашел, что в названиях России:  «озеро – калька финно-угорских терминов, не дошедших до нашего времени. Река произошла из слова ручей, а слово ручей из финно-угорского слова «ега», источник которого не известен». Причем, по его мнению, эти слова в названиях ничего общего со славянскими «река, ручей, озеро» не имеют.

Также для обозначений рек и озер, по их мнению сторонников финно-угорской теории, финно-угорское население Севера использовало следующие слова:

Балка - из мордовского «веле» - село.

Бол  - из эстонского «пол» - половина.

Гуж – из марийского «куж» - луг.

Варь – из карельского  «ваар» - лесная  гора.

Похта – из саамского «пахк» - тундровая гора.

Для выяснения значений гидронимов используется метод смешения слов из различных  финских, угорских языков для одного гидронима. В других случаях подобная мешанина не применяется.

Последняя тенденция российских финноугорщиков – это запись всех не русских слов латиницей, а так как коми или, например марийцы, пользуются кириллицей, то запись у каждого автора получается своя, отличная от другого, непонятно что обозначающая в оригинале, если не работать со словарем. Зато «научно» и, главное, запутанно. 

Сторонники финно-угорской теории определяют  гидронимы по формантам, но делают это очень странно.

Так они полагают, что формант – «ас» произошел из форманта «га».

Другие выводят форманты –– «ач», «еньга» из финно-угорских языков которые, по их словам,  науке не известны.

Формант «ма» выводят из языка коми, где «му» - земля.

Действительно, в ряде северорусских местностей термин «ма» в гидронимах имеет значение река, а «мо» – озеро. 

Не долго думая был сделан вывод - формант «ма»  (земля, страна) финно-угры перенесли на реки. Соответственно дается «научный» перевод названий рек и озер:

Вязьма - «Снежная земля»

Водьма – «Большая гора с лесом»

Волома – «Ободранного дерева  земля»

Волтошма – «Возвышенность на болоте»

Вохма – «Густого леса земля»

Идьма – «Дальняя земля»

Кема – «Сухое место» (это при наличии в финском языке термина, пусть и заимствованного,  Кема - «большая река»)

Мозма – «Крестьянский двор»

Ничма – «Моховая земля»

Нодима – «Охотничий костер на земле»

Нурма – «Полянка»

Пельшма – «Рябиновая земля»

Пудрома – «Хлебный амбар»

Пушма – «Конопляная земля»

Толшма – «Ветреная земля»

Тотьма – «Земля кочковатого луга»

Впрочем, надо признать, что выбор у исследователей был небольшой. По краям ареала форманта «ма» имеется население в языке которого «ма, му» означает землю. Оставалось или искать язык, в котором «ма» могло означать водоем, или принять перенос смысла. Последнее отвечало официальным установкам. Хотя еще был придуман вариант, что формант «ма» - это русский суффикс отглагольных существительных и применяется он только в названиях.

Существует такой же вариант пар наименования рек и суши,  причем в соседних регионах. В языке манси (вогуличи) термин «Я» означает – «река» и применяется исключительно в гидронимах. В языке ненцев (самоеды) термин «Я» означает – «пастбище оленей, берег, земля» и применяется исключительно в топонимах. Оба народа являются соседями, имеют смешанную территорию проживания на Урале и ряд названий рек имеет ненецкие корни и мансийский формант, а названия гор мансийские корни и ненецкий формант, что приводит к путанице.

Вся финно-угорская теория является околонаучной выдумкой, не имеющей под собой реальной основы, кроме ошибки в переводе трудов по этнографии Севера начала 19 века, затем творчески развитой.

Для чего нужна подобная теория?  Такие трактовки превращали финно-угров  в людей, путающих воду и землю, то есть дикарей, что по нормам права 18-19 века лишало их субъектности и собственности. При таком подходе было не удивительно, что, как трактует официальная версия истории,  сотня славян и немцев из Новгорода за десяток лет двигаясь по незнакомой местности, в тайге и бездорожье, полностью, без остатка смела, якобы живших на  Севере финно-угров с лица земли.  Проблема в том, что реальные финны и угры, живущие рядом со славянами и немцами, последние 500 лет реки называют реками, а горы – горами. Вряд ли раньше было иначе.

Мы проанализировали около 36 тысяч вариантов гидронимов Русского Севера и сопредельных территорий на предмет наличия  гидронимов на –«ма»,–«мо».  Таких гидронимов обнаружено около 1520.

Вне рассмотрения оставлены гидронимы, с географическими терминами с окончаниями на – «м», «ма», «му» имеющимися у современного населения региона. Например: «лама» -  «болотистый  луг»  (Архангельская  область), «сотчем» - «гарь» (коми).

В.Н.Топоров относит гидронимы с формантом –«ма» к неопределенным. Всего в бассейне Верхнего Днепра им было выявлено 8  гидронимов на –«ма».

В финно-угорских языках формант «ма» в значении водоема не зафиксирован. Имеющиеся значения относятся к суше. «Mаа»  -  земля  (эстонский, финский, карельский, мансийский).  «Мю» - земля (марийский). «Мау» - земля (нганасанский). «Мув» - земля (хантыйский). «Му» - земля (коми, удмуртский).

В современном мире тунгусо-маньчжурские народы используют термин «ма, му, муя» в значении  «вода, река», однако их ареал расселения находится далеко от исследуемого ареала гидронимов, и кроме того между ними не прослеживается никакой связи, кроме переселения поморов  на Дальний Восток.

Имеется ареал использования форманта «ма» в Средиземноморье. Так в арамейском «маю» - вода, арабское «маа» - вода, староеврейское «ме» - вода, халдо-сирийское – «май» - вода, ассирийское «мея» - вода, пехлевийское «мия» - вода. Но в этих языках формант не исконен, а заимствован из древнеегипетского языка в котором «ма» означало воду, реку, поток.

В словарях Баджа и Гардинера мы имеем:

ma - воды

ma – водный транспорт

ma-t  (из ма-та) – водная земля

ma-ä - берег реки

maä – соленая вода

mw (му) – вода

mw bst – (му бст(р) - быстрый поток

nt (нит) - вода

itrw (и(с)тру) – река

Страна, которую историки называют Древний Египет, сама именовалась Кеми (с добавлением «та» (страна)  Km-tа, Ta-Km – Черная или Красная земля). Точно также, у староверов, именовалась страна на севере современных Финляндии и Карелии – страна Кеми (Кемь), известная «Кемска волость», которой безуспешно добивались шведы. Египет также называли  Ta mri (Та Мири) - страна Мира (академический перевод - страна Любви, Кама-деша на санскрите).

Верхний Египет - Ta SmAw,  SmAw (Ячменный, Семав - Сумья) от Sma – ячмень (семя).

Нижний Египет – Ta mHw,  mHw (Льняной, Мехов)  от mH – лен (мех).

На то, что древний Египет состоял из удаленных частей, указывали историки. Эккехард из Ауры пишет: «В это же время жили аргонавты, которые вместе с Ясоном отправились в Колхиду, чтобы похитить золотое руно. Тогда же в Трое правил Лаомедон, а после него – его сын Приам, при котором Троя была взята. В то же самое время Весоцес, царь Египта, стремясь либо объединить войной, либо соединить властью север и юг страны, разделённые почти как небо и земля, первый объявил скифам войну, отправив предварительно послов, чтобы те передали врагам условия подчинения. Скифы же ответили послам, что могущественнейший царь напрасно затеял против бедного народа войну, которой скорее сам должен бояться из-за переменных успехов; ввиду неясного исхода войны приобретения будут ничтожны, а потери очевидны. Далее, чтобы не ждать, пока он придёт к ним, они ради добычи сами решили, вышли ему навстречу. И, не медля, принялись выполнять сказанное; сначала они заставили бежать в своё царство приведённого в ужас Весоцеса, а затем напали на брошенное им войско, захватили всё воинское снаряжение и разорили бы весь Египет, если бы не были задержаны болотами Нила. Тут же возвратившись оттуда, они в ходе несчётных войн покорили всю Азию. Они были теми, кого позже назвали гетами или готами, и которые таким образом первыми вышли в это время из Скифии».  Другие авторы уточняют, что Весоцес дошел до северных пределов Колхиды и Фракии, так что север страны (Кеми) должен был лежать еще дальше.

Интересен также фрагмент египетского сказания  «13. Некоторые жрецы, однако, говорят, что Гефест (Птах) был первым царем, поскольку он был первооткрывателем огня и получил власть за эту услугу человечеству, когда однажды в дерево в горах ударила молния, и лес вокруг загорелся, Гефест подошел к нему, ибо это было зимой, и он очень любил тепло; когда огонь утих, он продолжал добавлять топливо, сохраняя при этом огонь, и такой способ насладиться преимуществом, которое пришло от него, он предложил остальному человечеству… Затем Крон стал правителем...» (Диодор Сицилийский). Хотя теоретически холодный зимний лес возможен и в долине Нила, но это более соответствует обстановке на Севере. Кроме того Крона никогда не связывали с югом и всегда только с Севером, Кронийский океан - это Северное и Белое моря.

Предполагается, что при  царе Египта, Гебе страна была разделена. Геб говорит Гору и Сету: «Я отдал вам свои доли, Южный Египет - Сету, а Северный Египет  - Гору». Древние авторы помещали столицу Гора-Оха Старшего, первого царя Северного Египта, в Летополе (городе Леты). Позднее этот город ассоциировали с городом Сихем (Тема-Эн-Хер, Даманхур) в долине Нила. Что неверно, так как египетский Летополь – Сихем, город на юге Мемфиса. А египетское сказание говорит, что Мемфис - южная граница Северного Египта: «Они граничат в Хет-Ка-Птахе (Мемфисе), это место равновесия двух стран». Столицей город мог стать позднее  когда «Akhu-Hor» завоевывают Южный Египет. Тогда же он мог получить и свое греческое название.

На русском Севере имеется селение Летопала (Эвшино-Евшинская, Шульгинская, Гришинская, Мартыновская, Федотовская-Ежеменя) Ярушевской волости на Пинеге в 188-191 км. от города Пинега, 400 км. от города Архангельска. Здесь мы имеем полное сходство имен, хотя гидронимов и топонимов с корнем Лато, Лето, Ладо на Севере множество.

Можно конечно, возразить, что имя Летополя передано в греческом варианте, а если оно и было таковым, то могли ли сохраниться на Севере древнеегипетские имена? Следует отметить, что древнеегипетские названия и термины применялись в  Греции, поиском же египетских топонимов на Севере никто не занимался. Хотя имя соленой реки и города Тотьма (Тотма) скорее восходит к «Тот-маа» (соленая вода Тота) или «Та-т-маа» (вода Туата (Верхнего мира)), чем к «стране кочковатых лугов»  из «тод» (кочковатый сырой луг) и «му» (страна) на языке коми–зырян, никогда не живших в Посухонье. Также имя реки Сухона может переводиться как  «текущий поток  бога Воздуха» («Шу–хона»). Пинега – от египетского «Пенга» (разделяющая, шель), Печера – «Петчу, Петчу-Ра» (часть Верхнего мира), второе значение «петчу-Ра» – «канал Света». Шугор – приток Печоры (Шу и Гор).  Но эти гидронимы можно перевести и с русского языка (Печера), и санскрита (Сухона) или угорских языков. Это требует анализа всего комплекса гидронимов.

При рассмотрении выявлено, что отдельных местностях гидронимы с формантом –«ма» предшествовали гидронимам с формантами –«на», -«га»,  а в других были одновременно с ними или позже, сохраняясь вплоть до современных топонимических типов. Это говорит о достаточно долгой эпохе проживания их носителей и сохранении языковых особенностей до 19-20 веков.

Сан-го-ма  или Сай-мо-га (Шенкурский уезд); Пан-го-зеро или Понь-го-ма или Пень-га-ма, Сиг или Сиг-ма (Кемский уезд); Синго-ма или Сигой-ма, Сямжен-га или Сянже-ма (Кадниковский уезд); Тарно-га или Тарня-ма (Тотемский уезд); Нелго-мо-зеро, Пелго-мо-зеро (Петрозаводский уезд); Волго-мо-зеро, Елго-мо-зеро (Повенецкий уезд); Охтон-га или Охто-ма (Каргопольский уезд); Андо-га или Андо-ма, Вал-го-мо (Белозерский уезд).

В ряде случаев «ма» заменяется на русское «река» или иные форманты признанные соответствующими слову «вода, река».

Сюза-река – Сюз-ма (Архангельский уезд)

Юм-река - Юме-ньга (Архангельский уезд)

Нижняя река – Ниж-ма (Кемский уезд).

Термин «му» фигурирует в гидронимах Вай-му-га (Архангельский, Пинежский, Холмогорский, Вельский уезд), Муя (Холмогорский уезд), Вай-му-ша (Пинежский уезд), Ол-му-га (Олма, Черная) (Пинежский уезд), Му-езеро (Муя) (Кемский, Петрозаводский,  Повенецкий уезд).

Набольшее доля гидронимов (более 10%) на –«ма» наблюдается в следующих уездах: Пудожский, Повенецкий, Вытегорский (11%). Меньше, от 5 до 10 %, в Каргопольском, Белозерском, Мезенском (9%), Шенкурском, Онежском, Петрозаводском, Даниловском  (8%), Кемском, Холмогорском, Архангельском, Олонецком, Пошехонском (7%), Тотемском, Череповецком, Лодейнопольском (6%), Кирилловском, Рыбинском. Кологривском, Чухломском (5%) уездах.  Центр ареала гидронимов формантом – «ма»   занимает Обонежье.

Гидронимы с формантом –«ма» %

Положение изменяется при учете количества гидронимов на отдельных сопоставимых территориях. Выявляется четко выраженный ареал с центром в бассейне Кеми (168). Набольшее количество гидронимов с формантом -«ма» наблюдается в уездах: Кемский 93, Повенецкий 75, Кадниковский 62, Мезенский 60, Кольский 58,  Петрозаводский 57, Каргопольский 53, Белозерский 52, Пудожский 48.

Количество гидронимов с формантом -«ма»

Если рассматривать долю гидронимов с формантом «ма» от их общего числа, то сохраняется четко выраженный ареал с максимумом в бассейне Кеми. Набольшее количество гидронимов с формантом -«ма»   наблюдается, в уездах: Кемский 6%, Повенецкий 5%, Кадниковский 4%, Мезенский 4%, Кольский 4%,  Петрозаводский 4%, Каргопольский 4%, Белозерский 3%, Пудожский 3%. Однако выявленный ареал занимает все Беломорье, с утратой в центре.

Из этого расположения можно предположить, что ранее область обитания этноса с формантом  -«ма» занимала весь беломорский регион, но затем в центральной части ареала смешался с носителями других формантов или переселился за его пределы.

Доля гидронимов с формантом -га

Поскольку гидронимы с формантом – «ма» имеют место как до появления формантов - «на», -«га», так и после, то можно считать временем появления указанного типа не позже энеолита. Причем представители носителей его культурного типа пережили как неолит, так и эпоху «шнуровой керамики» и могли сохраняться, вплоть до формирования современного этнического состава Севера Европы.

Архаичный средиземноморский гидронимический тип на Севере и финно-угорская теория

О времени расселения финно-угров на Севере имеются различные мнения. Если речь идет о конкретном финском или угорском этносе, то его расселение на современной территории датируется 5 веком (ливы), 10 веком (финны), 15 веком (ненцы). Если же говорится об отвлеченном финно-угорском этносе, то его расселение относят там же к 3-2 тысячелетиям до н.э. Причем сторонники этой датировки, по своему этническому происхождению в большинстве своем, к финнам или уграм не относятся.

Нами ранее неоднократно указывалось, что в настоящее время многие гидронимы Русского Севера не имеют надежной этимологии на финских или угорских языках. Так название реки Вологда образуют от предположительно существовавшего финского термина «валгада» - «белая», но в финских названиях должен быть географический термин, к которому относится определение. Название реки Онега объясняют из финского  «енойоги» - «стремительный поток». Но как объяснить этим название озера Онего, от которого как полагают, получила свое имя река. Пинега, правый приток Северной Двины, длиной в 800 километров. С 19 века название объясняет­ся из финского «пиенега» - «малая река». Такие примеры можно было бы значительно расширить.

Использование финно-угорской  концепции историками и этнографами приводит к курьезам, когда они пытаются найти финно-угорские трактовки названий для рек, имеющих самостоятельные наименования в финно-угорских языках (напр. Вычегда – Ежва).

Один исследователь нашел, что в названиях России:  «озеро – калька финно-угорских терминов, не дошедших до нашего времени. Река произошла из слова ручей, а слово ручей из финно-угорского слова «ега», источник которого не известен». Причем, по его мнению, эти слова в названиях ничего общего со славянскими «река, ручей, озеро» не имеют.

Также для обозначений рек и озер, по их мнению сторонников финно-угорской теории, финно-угорское население Севера использовало следующие слова:

Балка - из мордовского «веле» - село.

Бол  - из эстонского «пол» - половина.

Гуж – из марийского «куж» - луг.

Варь – из карельского  «ваар» - лесная  гора.

Похта – из саамского «пахк» - тундровая гора.

Для выяснения значений гидронимов используется метод смешения слов из различных  финских, угорских языков для одного гидронима. В других случаях подобная мешанина не применяется.

Последняя тенденция российских финноугорщиков – это запись всех не русских слов латиницей, а так как коми или, например марийцы, пользуются кириллицей, то запись у каждого автора получается своя, отличная от другого, непонятно что обозначающая в оригинале, если не работать со словарем. Зато «научно» и, главное, запутанно. 

Сторонники финно-угорской теории определяют  гидронимы по формантам, но делают это очень странно.

Так они полагают, что формант – «ас» произошел из форманта «га».

Другие выводят форманты –– «ач», «еньга» из финно-угорских языков которые, по их словам,  науке не известны.

Формант «ма» выводят из языка коми, где «му» - земля.

Действительно, в ряде северорусских местностей термин «ма» в гидронимах имеет значение река, а «мо» – озеро. 

Не долго думая был сделан вывод - формант «ма»  (земля, страна) финно-угры перенесли на реки. Соответственно дается «научный» перевод названий рек и озер:

Вязьма - «Снежная земля»

Водьма – «Большая гора с лесом»

Волома – «Ободранного дерева  земля»

Волтошма – «Возвышенность на болоте»

Вохма – «Густого леса земля»

Идьма – «Дальняя земля»

Кема – «Сухое место» (это при наличии в финском языке термина, пусть и заимствованного,  Кема - «большая река»)

Мозма – «Крестьянский двор»

Ничма – «Моховая земля»

Нодима – «Охотничий костер на земле»

Нурма – «Полянка»

Пельшма – «Рябиновая земля»

Пудрома – «Хлебный амбар»

Пушма – «Конопляная земля»

Толшма – «Ветреная земля»

Тотьма – «Земля кочковатого луга»

Впрочем, надо признать, что выбор у исследователей был небольшой. По краям ареала форманта «ма» имеется население в языке которого «ма, му» означает землю. Оставалось или искать язык, в котором «ма» могло означать водоем, или принять перенос смысла. Последнее отвечало официальным установкам. Хотя еще был придуман вариант, что формант «ма» - это русский суффикс отглагольных существительных и применяется он только в названиях.

Существует такой же вариант пар наименования рек и суши,  причем в соседних регионах. В языке манси (вогуличи) термин «Я» означает – «река» и применяется исключительно в гидронимах. В языке ненцев (самоеды) термин «Я» означает – «пастбище оленей, берег, земля» и применяется исключительно в топонимах. Оба народа являются соседями, имеют смешанную территорию проживания на Урале и ряд названий рек имеет ненецкие корни и мансийский формант, а названия гор мансийские корни и ненецкий формант, что приводит к путанице.

Вся финно-угорская теория является околонаучной выдумкой, не имеющей под собой реальной основы, кроме ошибки в переводе трудов по этнографии Севера начала 19 века, затем творчески развитой.

Для чего нужна подобная теория?  Такие трактовки превращали финно-угров  в людей, путающих воду и землю, то есть дикарей, что по нормам права 18-19 века лишало их субъектности и собственности. При таком подходе было не удивительно, что, как трактует официальная версия истории,  сотня славян и немцев из Новгорода за десяток лет двигаясь по незнакомой местности, в тайге и бездорожье, полностью, без остатка смела, якобы живших на  Севере финно-угров с лица земли.  Проблема в том, что реальные финны и угры, живущие рядом со славянами и немцами, последние 500 лет реки называют реками, а горы – горами. Вряд ли раньше было иначе.

Мы проанализировали около 36 тысяч вариантов гидронимов Русского Севера и сопредельных территорий на предмет наличия  гидронимов на –«ма»,–«мо».  Таких гидронимов обнаружено около 1520.

Вне рассмотрения оставлены гидронимы, с географическими терминами с окончаниями на – «м», «ма», «му» имеющимися у современного населения региона. Например: «лама» -  «болотистый  луг»  (Архангельская  область), «сотчем» - «гарь» (коми).

В.Н.Топоров относит гидронимы с формантом –«ма» к неопределенным. Всего в бассейне Верхнего Днепра им было выявлено 8  гидронимов на –«ма».

В финно-угорских языках формант «ма» в значении водоема не зафиксирован. Имеющиеся значения относятся к суше. «Mаа»  -  земля  (эстонский, финский, карельский, мансийский).  «Мю» - земля (марийский). «Мау» - земля (нганасанский). «Мув» - земля (хантыйский). «Му» - земля (коми, удмуртский).

В современном мире тунгусо-маньчжурские народы используют термин «ма, му, муя» в значении  «вода, река», однако их ареал расселения находится далеко от исследуемого ареала гидронимов, и кроме того между ними не прослеживается никакой связи, кроме переселения поморов  на Дальний Восток.

Имеется ареал использования форманта «ма» в Средиземноморье. Так в арамейском «маю» - вода, арабское «маа» - вода, староеврейское «ме» - вода, халдо-сирийское – «май» - вода, ассирийское «мея» - вода, пехлевийское «мия» - вода. Но в этих языках формант не исконен, а заимствован из древнеегипетского языка в котором «ма» означало воду, реку, поток.

В словарях Баджа и Гардинера мы имеем:

ma - воды

ma – водный транспорт

ma-t  (из ма-та) – водная земля

ma-ä - берег реки

maä – соленая вода

mw (му) – вода

mw bst – (му бст(р) - быстрый поток

nt (нит) - вода

itrw (и(с)тру) – река

Страна, которую историки называют Древний Египет, сама именовалась Кеми (с добавлением «та» (страна)  Km-tа, Ta-Km – Черная или Красная земля). Точно также, у староверов, именовалась страна на севере современных Финляндии и Карелии – страна Кеми (Кемь), известная «Кемска волость», которой безуспешно добивались шведы. Египет также называли  Ta mri (Та Мири) - страна Мира (академический перевод - страна Любви, Кама-деша на санскрите).

Верхний Египет - Ta SmAw,  SmAw (Ячменный, Семав - Сумья) от Sma – ячмень (семя).

Нижний Египет – Ta mHw,  mHw (Льняной, Мехов)  от mH – лен (мех).

На то, что древний Египет состоял из удаленных частей, указывали историки. Эккехард из Ауры пишет: «В это же время жили аргонавты, которые вместе с Ясоном отправились в Колхиду, чтобы похитить золотое руно. Тогда же в Трое правил Лаомедон, а после него – его сын Приам, при котором Троя была взята. В то же самое время Весоцес, царь Египта, стремясь либо объединить войной, либо соединить властью север и юг страны, разделённые почти как небо и земля, первый объявил скифам войну, отправив предварительно послов, чтобы те передали врагам условия подчинения. Скифы же ответили послам, что могущественнейший царь напрасно затеял против бедного народа войну, которой скорее сам должен бояться из-за переменных успехов; ввиду неясного исхода войны приобретения будут ничтожны, а потери очевидны. Далее, чтобы не ждать, пока он придёт к ним, они ради добычи сами решили, вышли ему навстречу. И, не медля, принялись выполнять сказанное; сначала они заставили бежать в своё царство приведённого в ужас Весоцеса, а затем напали на брошенное им войско, захватили всё воинское снаряжение и разорили бы весь Египет, если бы не были задержаны болотами Нила. Тут же возвратившись оттуда, они в ходе несчётных войн покорили всю Азию. Они были теми, кого позже назвали гетами или готами, и которые таким образом первыми вышли в это время из Скифии».  Другие авторы уточняют, что Весоцес дошел до северных пределов Колхиды и Фракии, так что север страны (Кеми) должен был лежать еще дальше.

Интересен также фрагмент египетского сказания  «13. Некоторые жрецы, однако, говорят, что Гефест (Птах) был первым царем, поскольку он был первооткрывателем огня и получил власть за эту услугу человечеству, когда однажды в дерево в горах ударила молния, и лес вокруг загорелся, Гефест подошел к нему, ибо это было зимой, и он очень любил тепло; когда огонь утих, он продолжал добавлять топливо, сохраняя при этом огонь, и такой способ насладиться преимуществом, которое пришло от него, он предложил остальному человечеству… Затем Крон стал правителем...» (Диодор Сицилийский). Хотя теоретически холодный зимний лес возможен и в долине Нила, но это более соответствует обстановке на Севере. Кроме того Крона никогда не связывали с югом и всегда только с Севером, Кронийский океан - это Северное и Белое моря.

Предполагается, что при  царе Египта, Гебе страна была разделена. Геб говорит Гору и Сету: «Я отдал вам свои доли, Южный Египет - Сету, а Северный Египет  - Гору». Древние авторы помещали столицу Гора-Оха Старшего, первого царя Северного Египта, в Летополе (городе Леты). Позднее этот город ассоциировали с городом Сихем (Тема-Эн-Хер, Даманхур) в долине Нила. Что неверно, так как египетский Летополь – Сихем, город на юге Мемфиса. А египетское сказание говорит, что Мемфис - южная граница Северного Египта: «Они граничат в Хет-Ка-Птахе (Мемфисе), это место равновесия двух стран». Столицей город мог стать позднее  когда «Akhu-Hor» завоевывают Южный Египет. Тогда же он мог получить и свое греческое название.

На русском Севере имеется селение Летопала (Эвшино-Евшинская, Шульгинская, Гришинская, Мартыновская, Федотовская-Ежеменя) Ярушевской волости на Пинеге в 188-191 км. от города Пинега, 400 км. от города Архангельска. Здесь мы имеем полное сходство имен, хотя гидронимов и топонимов с корнем Лато, Лето, Ладо на Севере множество.

Можно конечно, возразить, что имя Летополя передано в греческом варианте, а если оно и было таковым, то могли ли сохраниться на Севере древнеегипетские имена? Следует отметить, что древнеегипетские названия и термины применялись в  Греции, поиском же египетских топонимов на Севере никто не занимался. Хотя имя соленой реки и города Тотьма (Тотма) скорее восходит к «Тот-маа» (соленая вода Тота) или «Та-т-маа» (вода Туата (Верхнего мира)), чем к «стране кочковатых лугов»  из «тод» (кочковатый сырой луг) и «му» (страна) на языке коми–зырян, никогда не живших в Посухонье. Также имя реки Сухона может переводиться как  «текущий поток  бога Воздуха» («Шу–хона»). Пинега – от египетского «Пенга» (разделяющая, шель), Печера – «Петчу, Петчу-Ра» (часть Верхнего мира), второе значение «петчу-Ра» – «канал Света». Шугор – приток Печоры (Шу и Гор).  Но эти гидронимы можно перевести и с русского языка (Печера), и санскрита (Сухона) или угорских языков. Это требует анализа всего комплекса гидронимов.

При рассмотрении выявлено, что отдельных местностях гидронимы с формантом –«ма» предшествовали гидронимам с формантами –«на», -«га»,  а в других были одновременно с ними или позже, сохраняясь вплоть до современных топонимических типов. Это говорит о достаточно долгой эпохе проживания их носителей и сохранении языковых особенностей до 19-20 веков.

Сан-го-ма  или Сай-мо-га (Шенкурский уезд); Пан-го-зеро или Понь-го-ма или Пень-га-ма, Сиг или Сиг-ма (Кемский уезд); Синго-ма или Сигой-ма, Сямжен-га или Сянже-ма (Кадниковский уезд); Тарно-га или Тарня-ма (Тотемский уезд); Нелго-мо-зеро, Пелго-мо-зеро (Петрозаводский уезд); Волго-мо-зеро, Елго-мо-зеро (Повенецкий уезд); Охтон-га или Охто-ма (Каргопольский уезд); Андо-га или Андо-ма, Вал-го-мо (Белозерский уезд).

В ряде случаев «ма» заменяется на русское «река» или иные форманты признанные соответствующими слову «вода, река».

Сюза-река – Сюз-ма (Архангельский уезд)

Юм-река - Юме-ньга (Архангельский уезд)

Нижняя река – Ниж-ма (Кемский уезд).

Термин «му» фигурирует в гидронимах Вай-му-га (Архангельский, Пинежский, Холмогорский, Вельский уезд), Муя (Холмогорский уезд), Вай-му-ша (Пинежский уезд), Ол-му-га (Олма, Черная) (Пинежский уезд), Му-езеро (Муя) (Кемский, Петрозаводский,  Повенецкий уезд).

Набольшее доля гидронимов (более 10%) на –«ма» наблюдается в следующих уездах: Пудожский, Повенецкий, Вытегорский (11%). Меньше, от 5 до 10 %, в Каргопольском, Белозерском, Мезенском (9%), Шенкурском, Онежском, Петрозаводском, Даниловском  (8%), Кемском, Холмогорском, Архангельском, Олонецком, Пошехонском (7%), Тотемском, Череповецком, Лодейнопольском (6%), Кирилловском, Рыбинском. Кологривском, Чухломском (5%) уездах.  Центр ареала гидронимов формантом – «ма»   занимает Обонежье.

Гидронимы с формантом –«ма» %

Положение изменяется при учете количества гидронимов на отдельных сопоставимых территориях. Выявляется четко выраженный ареал с центром в бассейне Кеми (168). Набольшее количество гидронимов с формантом -«ма» наблюдается в уездах: Кемский 93, Повенецкий 75, Кадниковский 62, Мезенский 60, Кольский 58,  Петрозаводский 57, Каргопольский 53, Белозерский 52, Пудожский 48.

Количество гидронимов с формантом -«ма»

Если рассматривать долю гидронимов с формантом «ма» от их общего числа, то сохраняется четко выраженный ареал с максимумом в бассейне Кеми. Набольшее количество гидронимов с формантом -«ма»   наблюдается, в уездах: Кемский 6%, Повенецкий 5%, Кадниковский 4%, Мезенский 4%, Кольский 4%,  Петрозаводский 4%, Каргопольский 4%, Белозерский 3%, Пудожский 3%. Однако выявленный ареал занимает все Беломорье, с утратой в центре.

Из этого расположения можно предположить, что ранее область обитания этноса с формантом  -«ма» занимала весь беломорский регион, но затем в центральной части ареала смешался с носителями других формантов или переселился за его пределы.

Доля гидронимов с формантом -га

Поскольку гидронимы с формантом – «ма» имеют место как до появления формантов - «на», -«га», так и после, то можно считать временем появления указанного типа не позже энеолита. Причем представители носителей его культурного типа пережили как неолит, так и эпоху «шнуровой керамики» и могли сохраняться, вплоть до формирования современного этнического состава Севера Европы.

Архаичный индоевропейский гидронимический тип на Севере и проблема расселения индоевропейцев

Архаичный индоевропейский гидронимический тип на Севере  и проблема расселения индоевропейцев.

О проблеме расселения индоевропейцев на севере Европы говорилось в нашей работе «Архаичная славянская этно- и гидронимия и проблема славянизации Русского Севера». В частности на территории Русского Севера был выявлен древнеславянский гидронимический слой, относимый к эпохе тшинецко-комаровской культуры (16-8 вв. д.н.э.). Предшевствующая эпоха Б.А.Рыбаковым относится к эпохе шнуровой керамики. Он пишет: «Б.В.Горнунг ещё более определенно говорит об обособлении праславян в середине II тысячелетия до н. э. и прямо связывает праславян с тшинецкой и комаровской (более развитой вариант тшинецкой) культурами…
Таким образом, мы можем признать область тшинецко-комаровской культуры первичным местом объединения и формирования, впервые отпочковавшихся праславян, оставшихся на этом пространстве после того, как затихло грандиозное расселение индоевропейцев - «шнуровиков». Эта область может быть обозначена несколько туманным словом «прародина»…». (Рыбаков Б.А. Язычество Древних Славян. М. Наука.1981). Культуру шнуровой керамики датируют  3200-2300 г.д.н.э. или 2300-1800 г.д.н. э.
Непосредственно перед раннеславянским (тшинецко-комаровским) типом гидронимов с суффиксом  –ица,  и  после времени появления гидронимов с формантом –н,-на  размещается  тип гидронимов с формантом –га.  Таким образом гидронимы с формантом –га заполняют лакуну между трипольской и тшинецко-комаровской культурами приходящееся на расселение индоевропейцев - «шнуровиков».

Топоров относит часть гидронимов с формантом –га к балтийским, но тут же указывает, на наличие славянских и то, что большинство гидронимов, как и гидронимы с формантом –ма относятся к неопределенным. Всего в бассейне Верхнего Днепра было выявлено 23 гидронима на –га и  8  гидронимов на –ма. (В.Н.Топоров, О.Н.Трубачев. Лингвистический анализ гидронимов верхненго Приднепровья.  Изд АНСССР. М.1962. стр.154-157).
Проанализировав «Словник гідронімів Украіни», включающий 44 тысяч вариантов названий рек и озер, и нанеся на карту гидронимы с формантом -га,  мы не выявили связи между распростанением указанных гидронимов и  археологическими культурами. Гидронимы расположены скорее коридорами, чем ареалами и являются привнесенными. (Словник гідронімів Украіни. Киев.  Наукова Думка. 1979).

Мы проанализировали около 32 тысяч вариантов гидронимов Русского Севера и сопредельных территорий на предмет наличия  гидронимов с формантом -га.  Таких гидронимов обнаружено более 2300. В ряде случаев имеется упрощение гидронима с –га на –г, особенно в названиях озер. Гидронимы на –га представлены также группой гидронимов  на – енга, что говорит о наслоении формата –га (река) на суффикс -на. Интересно, что многие гидронимы указанного типа имеют смягченные варианты (Лопшенга –Лопшеньга).

Нами выявлено, что в ряде северорусских местностей термин «га» в гидронимах имеет значение река, а «го» – озеро.  В данном случае ситуация похожа на положение с термином «ях» - «река» в хантском языке, где он сохранился только в гидронимах.
Га - река
Печень-га или Печень-речка или Петсамо-йоки (Мурманская область)
Юра-га  или Юра-речка (Архангельский уезд)
Юм-еньга или Юм-река (Архангельский уезд)
Мегре-га или Мяг-река (Олонецкий уезд)
Чюрю-га или Чюри-нга или Чюра-река (Каргопольский уезд)
Авни-га или Авне-река (Кемский уезд)
Ян-га или Ян-губа (Яич-губа)  (Повенецкий уезд)
Иокан-га или Юкон-река или  Юконская река (Мурманская область)
Харья-га или Харьянский-шар (Печорский уезд)
Това-нга или Таво-йоки (Кемский уезд)
Пуло-ньга или Полу-йок (Мурманская область)
Сен-га или Сень-яга (Каменка)  (Печорский уезд)
Ныло-га или Ныло-та (Сольвычегодский уезд)
Вавня-га или Ван-Яг (Глазовский уезд)
Кузе-га или Кузь-яга (Кузеля) (Мезенский уезд)

Как вариант:
Ярен-га или Ярена (Холмогорский уезд)
Коваль-га или Коваль (Пинежский уезд)
Олму-га или Олма (Черная) (Пинежский уезд)
Корбан-га или Корбона (Кадниковский уезд)
Пердень-га или Пердина (Кадниковский уезд)
Тарно-га или Тарня (Вельский уезд)
Костан-га или Костан (Вельский уезд)
Пезе-га или Пеза (Пудожский уезд)
Шарь-га или Шарра (Каргопольский уезд)
Ань-га или Ань (Рамь) (Усть-Сысольский уезд)
Поин-га или Поинь (Тоинга) (Усть-Сысольский уезд)

Перм-анга или Перме или Перменд (Кемский уезд)
Сямже-ньга или Сямжа (Пинежский уезд)
Юрма-нга или Юрма (Юрненга, Юргенга) (Кадниковский уезд)
Сельме-нга или Сельма (Тотемский уезд)
Майме-нга или Майма (Никольский уезд)

Го - озеро
Бабья-го или Бабье-озеро (Архангельский уезд)
Вон-го-зеро или Воню-озеро (Кемский уезд)
Прас-го или Прас-ты (Усть-Сысольский уезд)

Большинство гидронимов имею индоевропейскую основу. Вспоминая священную арийскую реку Гангу (Ра) можем указать на русском Севере гидронимы: Вар-гинга, Юр-генга (Юрма) (Кадниковский уезд); Виз-ганга (Визинга) (Усть-Сысольский уезд); Гангозеро, Гангозеро (Гомсельга),  Гонга-налица (Петрозаводский уезд); Гонго-зеро, Гонг-река (Лодейнопольский уезд); Ганги-ламба, Гонго, Гонга (Чияс) (Повенецкий уезд); Мор-ганьга (Яранский уезд), Ганга-ха (Мурманская область). В некоторых современных индийских языках  «ганга» имеет значение –«влага, река», аналогично – Волга, волога.

При изучении гидронимов выяснилось, что многие якобы имеющиеся факты просто отсутсвуют.
Нет никакой прямой связи между финскими и угорскими терминами «река (йоки, яха и т.д.) и термином « га, го, гу» - река, идущий, направление движения (санскрит).  В тех случаях, когда  они имеются в качестве названия одной реки  - имеется другое название  (Вадега – Обседей,  Калмунга - Куйво-Салми) или добавление названия река на соответсвующем языке после термина –га (Варнгэ-Яха, Мадага-Яха, Сага-То  - Печорский уезд; Пурга-вож - Усть-Сысольский уезд; Анорога-Яха, Мадага-Ю, Нага-Юган - Березовский округ) или замена термина река с одного языка на другой. Причем как
указывают топографы, происходило это еще в 60е годы двадцатого века.
Конечно, сторонники финно-угорской теории  готовы записать топонимы с –га в селькупскую языковую область. Но, во-первых, селькупы живут достаточно далеко от изучаемого региона, а во–вторых, указанные термины лингвистами считаются привнесенными в селькупский язык из индо-арийских языков.
Известен переход  индо-арийских терминов в языки соседних народов и их переработка в них. Из «га» (река) переход  в селькупский – га, гы (река),  из «ка, ха, ахи, яхас» – вода (санскрит) в  «ха, яха» – река (ненецкий) и «ях» - река (ханты). И далее из  «юг, юж» – вода, сила, «иога» – путь (санскрит) в «йогы» – река (марийский), «игай» – река (ханты), «иоги» – река (эстонский), «иоки» – река (финский), «иока» - река (саамский), «яга» -река (коми). Из «йони»- влажность, вода (санскрит) в  «инг» - вода (ханты), «янга» – болото (карельский),  из «вис» - течь, струится, «виса» - вода (санскрит) в  «вези, веси» - вода (эстонский, финский). (Мурзаев Э.М. Словарь народных географических терминов. М. 1984).

Отсутствует переход –га в –ха, гидронимы на –ха  имеют позднее образование из русских терминов (напр. Ваганиха (Архангельский уезд). Редкие варианты перехода -га в –ха:
Чеплига – Чеплиха  (Котельничиский уезд)
Матюга – Матюха (Яранский уезд)
Мадага - Мадаха (Печорский уезд)
Ерга - Ерха (Великоустюжский уезд)
Вонюг – Вонюх (Кологривский уезд).
Отсутствует переход  -га  в –жа,  или –за, гидронимы с формантом –жа   образованы путем размещения  форманта –жа перед –га (Кинжу-га, Ижи-го - Архангельский уезд) или –ма, (Пележ-ма,  Пиж-ма, Реж-ма  - Архангельский уезд, Леденга-Леджа Тотемский уезд). То есть указанные гидронимы предшевствуют изучаемым вариантам.
Редки варианты перехода -га в –за (Ег-ручей - Ез-ручей  Архангельский уезд, Мурго-Мурзо Холмогорский уезд, Нырга - Нырза Пинежский уезд, Мудюга - Мудюза Онежский уезд, Мырмыг – Мырмыж Нолинский уезд ).
Варианты когда –г в гидронимах переходит в –ж крайне редки (Рагозеро - Режезеро Архангельский уезд, Семга-Семжа Мезенский уезд, Индига-Инджа Печорский уезд, Ельга- Ельжа Вельский уезд, Тулага-Тулажа Варнавинский уезд, Анюг-Аниж Кологривский уезд) и в основном соответствует правилам русского языка (Юг- Южок, Луг-Лужок).
Указанные гидронимы с окончаниями на –жа, -за мы не берем в рассмотрение, как и  гидронимы образованные терминами  сельга (гряда) - карельский, вож (важ, баж) - ветвь (коми), яг –лес (марийский), яга – река (коми, ненецкий),  инг, янг - вода (ханты), лужа, вежа, ворга, шалга  (русский).

Имеет место переход  –га в –ка, но для рассмотрения варианты названий без –га  мы не берем. Интересно, что проживающие в России сторонники финно-угорской теории считают названия с окончанием –ка – русскими. А те же самые названия только с окончанием –га  переводят с реконструируемого ими финно-угорского языка.
Кеньга – Кенкозерка, Кеньгозеро – Кенкозеро (Холмогорский уезд);
Сямженьга – Семжинка (Пинежский уезд);
Пуранга – Пуронка, Рименьга – Раменка, Талзанга – Талзанка (Онежский уезд);
Ангиярви - Анкиярви, Вонгозеро – Вонкаярви, Корманьга – Корманка, Корпанги - Корпанки (Каржик), Оланга - Оуланка-йоки (Кемский уезд);
Нотелга – Нотелка, Перженьга – Перженька, Пихтеньга – Пихтенька,  Торженьга – Торзанка (Тарзанка), Фофанга – Фофанка (Вологодский уезд);
Махренга – Махренка, Меленга – Меленка, Тювеньга – Тювенька (Грязовецкий уезд);
Ваталанга – Вотолинка, Корбанга – Корбанка, Корженга – Корженка, Кошленга – Кошленка, Пихманга – Пихманка, Поршеньга – Поршенка, Пулчинга – Пульчинка, Пухманга – Пухманка, Ужендуг – Ужендук,  Фофанга – Фофанка, Ярбонга – Ярбонка  (Кадниковский уезд);
Квазенга – Квазинка, Киюг – Киюк, Масленьга – Масленка, Терминга – Теркенка, Чурга – Чурка (Вельский уезд);
Нореньга – Норенька, Помога – Помок (Тотемский уезд);
Лундонга – Лунданка (Великоустюжский уезд);
Имзюг – Имзюк, Чеменга – Чеменька, Шарженга – Шарженка (Никольский уезд);
Гижег – Гижек, Иг – Ик (Икса) (Сольвычегодский уезд);
Сарга – Сарка, Викшеньга – Викшенька (Чегла) (Лодейнопольский уезд);
Тихманьга – Тихманка (Вытегорский уезд);
Гузеньга – Гузенка, Сенегозеро – Сенек (Пудожский уезд);
Тихманьга – Тихменка, Чаженьга – Чаженка (Каргопольский уезд);
Богтеньга – Бохтенка, Польченга – Польченка (Кирилловский уезд);
Пижуг – Пижук (Варнавинский уезд);
Якшенга – Якшенка, Яшанга – Яшанка (Ветлужский уезд);
Шаренга – Шаренка (Галичский уезд);
Корманга – Корманка, Марханга – Марханка, Пеженга – Пеженка, Пичег - Пичек, Пойманга – Пойманка, Юрманга – Юрманка, Якург – Якурка (Кологривский уезд);
Печенга – Печенка (Солигаличский уезд);
Вонданга – Вонданка (Котельничиский уезд);
Кузюг – Кузюк, Шульдюг – Щульдюк (Орловский уезд);
Лочег – Лочек (Слободской уезд);
Ваштранга – Ваштранка, Липянга – Липянка, Индишурга - Индюшурка (Яранский уезд);

Для многих гидронимов характерно наличие вторых названий на других языках, которые возможно представляют интерес для сравнительной лингвистики.
Архангельский уезд:  Лындога – Ракулка, Мудьюга – Верховка, Шильдига – Чидвия, Савега – Севера;
Холмогорский уезд: Нореньга – Норонба и Нероней, Шиленьга – Кярнижа;
Шенкурский уезд: Еменьга – Колгозерка, Керзеньга – Нилежма, Пога – Поча, Саймога – Сангома, Юга – Юнга и  Югна;
Пинежский уезд: Еюга – Пилеса и Плекса, Кустюга – Кырас, Левтюга – Левтера, Олмуга – Черная, Пильменьга – Паленца и Пышенца,  Таслуга – Таслуса, Тиньга – Тилева и Тинева, Чуплега - Сопля;
Онежский уезд: Хозега – Никодимка,  Рименьга – Раменка, Кярега - Тумая;
Кемский уезд: Анги-ярви - Сига-ярви, Варги – Верхнее, Венгозеро – Вингели и Воню, Выгоозеро – Бобровое, Кауги - Хахна-оя, Колонгозеро – Кламозеро, Корпанги – Каржик, Кяргозеро – Кярчозеро, Пангозеро – Поньгома, Перманга – Перме и Перменд, Пиргозеро – Ряпус, Поригозеро – Пориозеро и Поричозеро, Пяльга – Рокжозеро и Рокша, Регозеро – Питка, Риго-Варака – Одомо, Риго-река – Алозеро и Охта, Руга - Киви-оя, Ругозеро – Ручозеро и Рувозеро, Сюнгозеро – Сюньдьозеро и Снюдьозеро, Тунгозеро – Каконайе, Ханга – Большая, Янга-еки - Пио-оя;
Мурманская область: Курга – Леньявр, Инга – Вирма, Руго-ручей – Рума, Кисенга - Кукша;
Мезенский уезд: Ежуга – Ожечья;
Печорский уезд: Сенг – Каменка, Нарыга – Ольховая, Уега – Уездная, Вадега - Обседей;
Кадниковский уезд: Коренга – Корекса, Нейга – Пучкас, Пасмунга – Пасынка, Пимога – Пигома, Симнога – Сингома и Сигойма, Шунга - Шунда;
Вельский уезд: Пордонга – Пардата;
Сольвычегодский уезд: Ваймога – Воймыс и Ваймира;
Усть-Сысольский уезд: Аньга – Рамь, Сага - Сала;
Яренский уезд: Миренга - Миррнида;
Петрозаводский уезд: Вагозеро – Вахатозеро и Сагозеро, Вангозеро – Ванчозеро, Вонгозеро – Вонгер и Волхилампи, Выгозеро – Выреозеро, Гавгозеро – Галозеро, Гангозеро – Гомсельга, Кангозеро – Кангес, Пивгозеро – Пилозеро, Сяньга – Сапса;
Олонецкий уезд: Сигозеро – Сатозеро, Сягозеро - Сидозеро;
Лодейнопольский уезд: Вадога - Хинь-ручей, Викшеньга – Чегла, Гогозеро -  Ругозеро и Палозеро, Долгозеро – Маслозеро, Суерга – Черная, Энега - Хутыма;
Вытегорский уезд: Гагозеро – Гагарь, Сегозеро - Солозеро;
Пудожский уезд: Виксеньга – Виксенда, Егозеро – Ело, Сига – Кяменка, Чергозеро – Лакозеро и Чура;
Повенецкий уезд: Вонгозеро – Вонгоро, Калмунга – Калмунса и Куйво-Салми, Шунга – Кефтеница, Сига – Кяменка, Шапшенга – Мердаламби, Гонга - Чияс;
Каргопольский уезд: Петеньга – Петенла, Чунгозеро – Четкозеро;
Кирилловский уезд: Вондонга - Орлица;
Череповецкий уезд: Нотевга – Нотелга и Котел, Юг – Большая;
Ветлужский уезд: Якшанга – Гагаринка и Семеновка;
Макарьевский уезд: Кочуга – Анница;
Солигаличский уезд: Печенга - Черная;
Глазовский уезд: Лынга – Прыч;
Уржумский уезд: Буг – Буй;
Яранский уезд: Индишурга - Индюшка;
Верхотурский уезд: Яльпинг-я  - Вижай, Почмога – Чурол.

В отдельных местностях гидронимы с формантом –га предшевствовали гидронимам с формантом –ма, а в других были одновременно с ними или позже.
Сан-го-ма  или Сай-мо-га (Шенкурский уезд); Пан-го-зеро или Понь-го-ма или Пень-га-ма, Сиг или Сиг-ма (Кемский уезд); Синго-ма или Сигой-ма, Сямжен-га или Сянже-ма (Кадниковский уезд); Тарно-га или Тарня-ма (Тотемский уезд); Нелго-мо-зеро, Пелго-мо-зеро (Петрозаводский уезд); Волго-мо-зеро, Елго-мо-зеро (Повенецкий уезд); Охтон-га или Охто-ма (Каргопольский уезд); Андо-га или Андо-ма, Валго-мо (Белозерский уезд).

Набольший процент гидронимов с формантом –га (более 10%) наблюдается в следующих уездах: Тотемский 21%, Шенкурский 19%, Никольский 18%, Вельский 15%, Онежский 15%, Холмогорский 13%, Кадниковский 14%, Каргопольский 12%, Пудожский 12%, Луза 12%, Пинежский 12%, Повенецкий 11%, Лодейнопольский 11%,  Кологривский 11%, Сольвычегодский 10%, Чухломской 10%.  Центр ареала приходится на бассейны Сухоны и Ваги. Далее вокруг него процент постепенно снижается. Несколько иной результат может быть для Печорского и Усть-Сысольского уездов, в виду множества гидронимиов  с коми-формантом –яга, где может иметься замена на него форманта –га.


Гидронимы с формантом –га  %


Положение меняется при учете количества гидронимов на отдельных сопоставимых территориях. Выявляется четко выраженный ареал с центром в бассейне Ваги уезде. Набольшее количество гидронимов с формантом -га  наблюдается, в уездах: Вельский 203, Кадниковский 174,  Кемский 123, Никольский 109, Тотемский 92, Пинежский 91, Холмогорский 77.

Количество гидронимов с формантом -га

В целом можно выделить область максимально развития гидронимов указанного вида: по Ваге и Сухоне, в бассейне Северной Двины и далее по смежным территориям и Белому морю. Указаная территория соответсвует центру индоевропейской прародины, выделяемой согласно экологическим данным, приведенным в монографии  «Индоевропейский язык и индоевропейцы». (Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Тбилиси. 1984 г.)   В.А.Сафронов подчеркивает, что «именно позднеиндоевропейская цивилизация дала миру великое изобретение - колесо и колесный транспорт, позволившей им пройти бескрайние просторы евразийских степей, дойти до Китая и Индии». (Сафронов В.А. Индоевропейские прародины. Горький. 1989 г.) Относится это событие ко времени грандиозного расселения индоевропейцев - «шнуровиков», то есть к эпохе развития гидронимов с формантом –га.
Конечно, можно предположить, что во время расселения «шнуровиков» индоевропейцы пришли на Север и оставили здесь свои названия. Но против этого говорит факт наличия другого полюса гидронимов с формантом –га –  в Северной Индии (при этом у большинства рек имеются другие имена). Доказано, что арии пришли в этот регион из более северных регионов. В фольклере и обычаях жителей северной Индии  имеются следы проживания их предков на крайнем Севере, а у жителей бассейна Северной Двины следов проживания  в Индии нет.
Максимальное распростронение гидронимов с формантом –га.

Можно предположить, что именно в 3-2 тыс. до н.э. в Северо-Двинском, а точнее Сухоно-Важском регионе произошли некие культурно-исторические и демографические события, которые привели к взрывообразному движению его населения (индоевропейцев) за пределы региона. В том числе в Скандинавию, на Волгу,  и на восток, за Урал, в места проживания народов угорской группы (ханты, селькупы) и далее до Китая (куда был занесен формант хэ - река).  При этом часть населения могла пойти обратно на Запад  вместе с представителями как угорских, так и тюркских и синоязычных  этносов.

По рукописи статьи 1992 года.  Редакторская правка А.Г.Виноградов.



 

Архаичная гидронимия и население Русского Севера эпоху мезолита-неолита

В наших работах посвященных проблеме расселения славянского населения на севере Европы были выявлены древнеславянский и древнеиндоевропейский гидронимические слои, относимые к эпохе тшинецко-комаровской культуры (16-8 вв. д.н.э.)   и трипольской культуры (5500–2650  г.д.н.э.) соответственно.

Среди гидронимов была выявлена группа названий состоящий из корневых основ, не имеющих суффиксальных формантов. Указанная группа гидронимов  определенно относится к славянским языкам, а точнее к русскому. Отнесение их к времени после появления суффиксальных формантов –на, -ица, которые на территории расселения славян считаются наиболее древними, невозможно.(В.Н.Топоров, О.Н.Трубачев. Лингвистический анализ гидронимов Верхнего Поднепровья. Изд.АНССР. М. 1962).

Подтверждается это наличием  вариантов с формантами –на, ма, га  одновременно с корневыми вариантами, например:

Тюлень-га, Морж-ю (Холмогорский уезд);

Ёж-ма, Ежу-га, Коваль-га, Чашко-ма (Пинежский уезд) ;

Ел-ма, Ель-ма-нга, Олен-га, Сиг-ма (Кемский уезд) ;

Печень-га, Печень-речка (Мурманская область).

C.В.Соколовский, говоря о топо- и гидронимии как индикаторах этнических ареалов, отмечает необходимость использования категории топонимов-мигрантов, «маркирующих процессы расселения этноса». В качестве существенных признаков массово-колонизационных топонимов С.В.Соколовский называет несвязанность их этимологий с именами и прозвищами лиц, а также ареальность топоформантов, входящих в их состав. Он отмечает, что: «последний  признак наиболее существенен, поскольку свидетельствует

о перенесении не изолированного названия, а топонимической системы». (Соколовский С.В. Роль данных ономастики в историко-антропологических исследованиях. Советская этнография. 1985 г. № 5.).

Проанализировав «Словник гідронімів Украіни», включающий 44 тысяч вариантов названий рек и озер, и нанеся на карту корневые гидронимы,  мы сравнили получившийся ареал с картой археологических культур на предмет совпадения. Особенностью указанных гидронимов является наличие варианта в русском языковом изложении (при необязательном наличии славянского варианта). (Словник гідронімів Украіни. Киев.  Наукова Думка. 1979). Ареал гидронимов совпал с ареалом буго-днестровской культуры.  

Буго-днестровская культура – ранненеолитическая культура, распространенная в Поднестровье, притоках Днепра и в бассейне Буга. Датируется концом 7 – началом 5 тыс. до н. э. (6400 — 5300 г. до н.э.), сменилась трипольской культурой. Следует отметить, что орнамент керамики буго-днестровской культуры напоминает орнамент вологодского вышивки и кружева.

Указанное положение соответствует указанию Б.А.Рыбакова о начале славянского исторического процесса: «…предки славян уже с VIII тысячелетий до н.э. знали земледелие, пережили в эпоху энеолита временный подъем, связанный с усилением пастушеского скотоводства, приняли участие в заселении огромных пространств … их хозяйство основывалось на оседлом скотоводстве и земледелии с охотой и рыболовством в качестве дополнений; они жили оседло в небольших деревнях. Основные орудия труда делались еще из камня, но применялась и бронза (долота, шилья, украшения)». (Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. М. Наука.1982).

При анализе гидронимов Русского Севера и сопредельных территорий обнаружено около 400 русских гидронимов без суффиксов.

Набольший процент корневых гидронимов (более 2%) наблюдается в следующих уездах: Печенга 4%, Онежский 4%, Кемский 3%, Архангельский 3%, Холмогорский 3%,  Пинежский 3%, Туринский округ 3%, Пошехонский 2%, Варнавинский 2%. В остальных территориях их процент колеблется от 0% до 2%.

Центр ареала приходится на беломорское Поморье, но при этом имеются очаги высокого значения  на юге региона на Урале. Центральная часть бассейна Двины, водораздел Двины и Волги, Восток  практически не охвачены ими.

Гидронимы без суффиксов %

Положение несколько меняется при учете количества корневых гидронимов на отдельных сопоставимых территориях. Набольшее количество корневых гидронимов  наблюдается в следующих уездах: Кемский 34, Кольский полуостров 28, Пинежский 20, Туринский округ 19, Архангельский 18, Холмогорский 16, Онежский 16.  Выявляется четко выраженный ареал по берегу Белого моря с центром в Кемском уезде.

Гидронимы без суффиксов.

Но является ли этот беломорский ареал центром распространения изучаемого гидронимического типа, или с учетом наличия выраженного максимума на Урале, ареалом сохранения энеолитческих традиций, сказать достаточно сложно.

В любом случае мы выявляем дославянский языковый тип, основанный на русском языке. Этот вывод в корне противоречит сложившемуся мнению о существовании балто-славянского языка, затем праславянского языка  и его разделению на отдельные славянские языки, из которых затем в новое время сформировался русский язык. Получается совершенно иная картина.

«Россия - страна вечных перемен и совершенно не консервативна, и страна ультраконсервативных обычаев, где живут исторические времена, и не расстается с обрядами и представлениями как бы к этому ни относились. Современная культура здесь - внешний лоск, она развивается волнообразно, порождает отвратительные явления; то, что сохранила Древняя традиция в отношении товаров, обычаев, инструментов и т.д., придумано солидно, разумно, с умом и с умением используется… Они не молодой народ, а старый - как китайцы. Все их ошибки - это не юношеские недоработки, а вытекают из астенического истощения. Они очень стары, древни, консервативно сохранили все самое старое и не отказываются от него. По их языку, их суеверию, их нраву наследования и т.д. можно изучать самые древние времена». (Виктор Хен. Биография. 1894г.)

При анализе гидронимов Русского Севера надо учитывать, что изучаемые гидронимы не являются самыми древними, нами выявлена группа гидронимов которые академик Б.А.Рыбаков назвал «доледниковыми». Языковой состав гидронимов Севера подтверждает вывод Б.А.Рыбакова об автохтонном формировании славянских.

По рукописи статьи 1992 года.  Редакторская правка А.Г.Виноградов.

��